Черемуха

Знакомая с детства аллея парка… Май страстно обнимает нас свежим запахом молодых листьев. Птицы поют, будто первый раз увидели эту яркую зелень. Солнце, просачиваясь сквозь купол веток, греет мне щеку, словно твой поцелуй… Ах, как свежо! Что может быть прекрасней этой поры? Летний зной? Сочная прохлада реки? Печаль расстилающихся желтых листьев, оплакиваемых дождем? Или, может, юный хрустящий снег под черным бархатом неба? Разве все это может сравниться с возрождением жизни в мае? Разве что-то из этого заставляет чаще биться наши сердца? Нет более волшебного времени, чем наступление летнего тепла… Когда прошли холода, вызванные расцветом бесстыжей черемухи… Когда нет еще зноя, и каждый лучик уже разогретого солнца проливается благодатью в подставленные ладони… Когда влага весны еще стоит в теплом воздухе, и ветер целует и обнимает колени, бесцеремонно поднимая легкие шелковые юбки…

Вот тень от деревьев… Здесь они стоят плотнее, дружно склонившись над дорожкой. Так хочется поцеловать тебя сейчас! Но стоит ли останавливаться? Ведь так приятно идти вглубь аллеи, пропуская мимо веселящихся собак и их улыбающихся хозяев. Дети и воробьи скачут по тропинкам, будто боятся, что не успеют нагуляться вдоволь. Но, Боже, как же тянет обнять тебя! И пальцы чуть крепче сжимают твою ладонь… И лишь черемуха нагло источает свой дикий, безумный по своей силе аромат. Сшибая все на своем пути, этот запах льется рекой вниз с деревьев. Черемуха… Это запах безумия! Течет и течет, срываясь водопадами с белых кистей… неудержимое безумие… Оно мутит мой рассудок, застилает глаза. Этот ужасный сладкий запах черемухи. Дурман, отрава, запах безумия! Но нет ничего приятнее этого дурмана… и я вдыхаю этот тяжелый густой воздух. Вдыхаю, чтобы вынырнуть в свежесть, как только мы выйдем из-под навеса ветвей… Но лишь об одном я чуть-чуть жалею… Я не смогу остановиться, пока мною владеет неудержимый запах черемухи… Я… я все же поцелую тебя!