В темном колодце сознанья
Холодом плещется время...
Вот в чем мое наказанье -
Я никому не верю.

В комнате памяти пусто,
Сняты со стен все картины.
Окна завешены чувством
Ложной упругости тины.

Колкий озноб исцарапал
Стекол прозрачность немую.
В отчаяньи я сяду на пол
И мысли перезимую.

Жаль мне, что так получилось...
Ни одного нет желанья.
Лишь пустота есть и сырость,
И умерло состраданье.

Это не лечится, что ты!
Не искупить это данью.
На дне моих глаз лишь путоты
Размером с само мирозданье.

Болше нет смысла сражаться:
Все пустота поглотила.
Я же могу лишь остаться,
Ведь руки давно опустила.

В черной дыре подсознанья
Болью пульсирует вечность,
Там, где умрет изваянье,
С именем Человечность.

Декабрь 2000 г